Пресса о нас

TRENDSPACE.RU
Вернуться назад

DressOne:НОВАЯ СТУПЕНЬ РОССИЙСКОЙ МОДЫ

Наталья Лучанинова и Карина Варивода поделились своим мнением о состоянии российском моды и знаковых русских дизайнерах, а также рассказали о своем новом проекте DressOne. DressOne - это интернет-магазин, где можно купить коллекции исключительно русских дизайнеров.
Расскажите, кто за что отвечает в этом проекте, как вы поделили зоны ответственности? Вас трое: Карина, Наташа, Лидия (Александрова - прим.ред.).
Наталья: Самый ответственный человек у нас – это Карина.
Карина: Я генеральный директор, координирую всю работу, связываю все части бизнеса в единое целое. Частью фэшн занимается Лидия Александрова: закупки, коллекции. Наталья – директор по развитию. Мы работаем на аутсорсинге. Сейчас у нас в штате 6 человек, мы планируем расширяться, но летом найти людей довольно тяжело. Как ни странно, тяжело найти людей не на топовые позиции, а на самые обычные должности. У москвичей есть такая особенность – они сразу хотят много денег, но ведь для этого нужно пройти определенный профессиональный путь.
Не первый раз, кстати, слышу от своих героев-бизнесменов, что самое сложное в Москве - найти человека на должность кассира, например. А как бы вы определили миссию этого проекта? Есть ли она вообще?
К.: Безусловно, она есть. Ее, кстати, отлично определяет Лидия. Сейчас российская мода на подъеме, носить российских дизайнеров - это очень модно. Мы хотим поддержать эту тенденцию.
Н.: Мы помогаем нашим дизайнерам расширить рынок. Вы не представляете, как много сейчас людей, которые хотят покупать красивую одежду от русских дизайнеров. Кстати, только сегодня видела в инстаграмме у Игоря Чапурина, как девушка сетовала, что его платья не продаются в Уфе. Теперь продаются! Регионы вообще достойны отдельного внимания, там сейчас невероятный спрос на вещи.
В общем, мы хотим сделать русский Colette, собрать на нашей площадке лучшее, что есть в российской моде.

1373640375_971081_59.jpg

У меня совсем недавно было интервью с Дмитрием Логиновым, он говорил о том, что на российской моде очень трудно заработать. Об этом говорят все дизайнеры. Таможня, покупка ткани, отсутствие государственной поддержки - все это не на руки. Насколько это влияет на ваш проект?
Н.: Конечно, проблем у российской моды много. Но мы все же надеемся в скором времени стать суперуспешным коммерческим проектом.
К.: Да-да, мы к этому придем. Сейчас мы работаем только месяц, говорить о прибыли рано. У нас много планов – например, в скором времени мы запускаем услугу предзаказов по типу Moda Operandi. Представьте, прошел показ A La Russe, какой-то девушке понравилось платье. Она сначала платит 50% от стоимости, эти деньги дизайнер тратит на покупку ткани, затем девушке шьют вещь по ее меркам. Позже она платит остальное. Так мы решаем проблему с тканями, например. На регионы мы делаем отдельную ставку.
Вы действительно считаете, что в российской провинции много людей, которые себе могут позволить юбки за 60 тысяч? Это очень узкий круг людей.
К.: Раньше – возможно. Теперь люди из регионов действительно готовы покупать.
Н.: Сейчас наступил подходящий момент. Повысился уровень жизни, повысились доходы.
К.: Теперь заказы на 250 тысяч из Самары и Екатеринбурга – обычное дело.
Н.: Повторимся, сейчас мода на русских дизайнеров. Я была недавно на показе Dior, и по старой традиции нарядилась в Dior. Но потом пожалела – большинство присутствующих были в русских дизайнерах. Когда ты носишь русские вещи, ты чувствуешь себя совершенно особенно. В том же Екатеринбурге девушка, купившая платье от Рубан, будет чувствовать, что она обладает особенной вещью. А вот если ты придешь на вечеринку в платье Valentino, то ты уж точно будешь в нем не одна! Недавно мне подарили бомбер «Куклы». Я была в нем заграницей несколько раз, и каждый день меня спрашивали, что за красота на мне надета. К слову, носить русских дизайнеров – это в том числе патриотизм. 

1373640376_097343_83.jpg

Когда я смотрела ваш сайт, первый вопрос, который у меня возник – где же Ульяна Сергиенко? Почему она у вас не продается? Это одно из самых знаменитых имен русской моды.
Н.: У Ульяны сейчас очередь на платья, это кутюр, она пока работает, в основном, как ателье. Мы сейчас не можем сказать, будет ли у нас спрос на ее вещи – они очень дорогие. Пока мы прощупываем почву. Я понимаю, о чем вы спрашиваете – недостающие имена на нашем сайте мы будем добавлять.
К.: У нас средний чек – 18 000 рублей. Поэтому с вещами за сто тысяч, боюсь, пока могут возникнуть проблемы. Но мы над этим работаем.
Сейчас становиться дизайнером – это тоже тренд. Все считают своим долгом что-нибудь шить, правда, не всегда удачно. А у кого, по-вашему, получился заметный дизайнерский дебют?
К.: Я бы назвала «Куклы», о которых упоминала Наталья. Еще одна моя любимица – Наталья Валевская. У нас сейчас на сайте на нее сейл, и народ просто сметает ее вещи. У нее прекрасные ткани – если через 5 лет я достану ее юбку, она будет в отличном состоянии. Вещи Натальи - отличное вложение. Это тоже случай, когда все знакомые спрашивают, что за красота на тебе надета.
Н.: У меня вчера была забавная история. Я пошла брать интервью у Даши Веледеевой, и хотела надеть платье от Валевской. Но потом передумала – оно очень яркое, и я боялась, что оно не будет сочетаться с нарядом Даши. В итоге сама Даша пришла в Валевской. Мы действительно очень любим вещи от Наташи: они красивые, а еще в них очень комфортно.

Кстати, возвращаясь к Сергиенко: сейчас очень многие сравнивают вещи от Анастасии Романцовой и Ульяны Сергиенко. Вы тоже считаете, что здесь много параллелей? Или это случай, когда хорошие идеи всегда витают в воздухе?
К.: Таких параллелей можно провести очень много. Это всего лишь тренды.
Н.: На том же показе Dior я сидела рядом с Оксаной Лаврентьевой, и мы с ней обсуждали, что у Симонса такие же принты, как у Терехова. Забавно! Лично мое мнение – между коллекциями Анастасии и Ульяны нет ничего общего. Они – лучшие модели для своих коллекций, их коллекции – это они сами. А эти девушки очень разные.
К.: Согласна. Одна – нежная барышня. Вторая – дива, яркая и заметная.
Как вы видите свой проект через 5 лет?
К.: Первое – нам, наконец-то, больше не придется иметь столько проблем с таможней. Я думаю, через пять лет наш проект станет неким синтезом Moda Operandi и Colette. Плюс будет англоязычная версия сайта.
Н.: Это будет очень патриотичный и сильный проект. Это будет мировая площадка. Я бы хотела, чтобы нас знали заграницей.